22
сентября
Комментарии к записи Формирование гендерной культуры переводчика отключены

Формирование гендерной культуры переводчика

Формирование гендерной культуры переводчика Гендерный подход в переводоведенни актуализирует особенности восприятия, интерпретации и передачи информации, культурно обусловленные различиями социализации пола, его ролевой функции в общественной жизни социума, характеризуется специфическими языковыми явлениями. Необходимо заметить, что состояние современного общества отличается от состояния, быта и уклада в социуме прошлых столетий. Женщина завоевывает позиции, исторически закреплены за мужем. Стремление уравнять права между мужчиной и женщиной проявляется не только в сфере государственной политики, но и в сложившейся в последние годы гендерной лингвистической политике.
русского мир

Производится гендерный подход, ведет к появлению «инклузивнои» языка, с помощью которого можно устранить или смягчить противопоставление мужчин и женщин. Например, словосочетание «man and women» рекомендуется заменять понятием «people». С помощью инклузивнои языка рекомендуется заменять информацию, которая может дискриминировать человека по его расовой или национальной принадлежностью. Насущная необходимость решать лингвистические проблемы на пути к достижению гендерного паритета возрос интерес к проблеме языковой «политкорректности», что является одной из центральных в англоязычном социуме, определяют актуальность гендерных исследований. Понятие «гендер», выйдя за рамки грамматики, рассматривается как социокультурный, дискурсивный и психолингвистические феномен. На наш взгляд, в теории перевода гендерные аспекты исследованы недостаточно. Недооценка значения гендерного фактора при переводе часто является причиной отторжения текста перевода культурой речи, неприятие его носителями. «Женская» языковое сознание, отличная от «мужской», оказывается в отличающих женской и мужской языковых способностях, что и проявляется в определенных частотных закономерностях употребления мужчинами и женщинами тех или иных языковых средств, особенностях мужского и женского речевого поведения. Как известно, первые исследования в этой области возникли на Западе и первые системные описания мужских и женских особенностей речи и языка были сделаны на базе языков с немецкой и романской языковых групп. В отечественной лингвистике первые регулярные исследования были начаты только в конце 80-начале 90 годов. Сейчас, обогатившись мировым опытом, этот процесс настолько стремительно развивается, что гендерная лингвистика выделилась как новая отрасль отечественного языкознания. Отечественная гендерная лингвистика, основанная на работах В. Гумбольдта, А. Потебни, Е. Верещагина, В. Костомарова, создавалась трудами таких ученых, как Е. Горошко, Маслов, Ю. Сорокин, Ю. Степанов, Н. Толстой. В последнее время наметилась тенденция к увеличению количества исследований и изучения лексики, паремиологии с целью выявления тендерных асимметрий и изучение степени андроцентричности языка. Увеличилось количество работ, посвященных изучению кросскультурных гендерных различий. Единственным направлением, практически не представленным в отечественной гендерной лингвистике, есть исследования по проблемам маскулинности. Однако в языковой картине мира представлены оба начала. Каждый язык имеет особую картину мира и языковая личность обязана организовывать содержание высказывания в соответствии с ней. В этом проявляется специфическое человеческое восприятие мира, зафиксированное в языке. Языковая картина мира (ЯКМ) — результат переработки информации о среде и человеке. По мнению В. Б.Касевича, ЯКМ, закодированная средствами языковой семантики, впоследствии может оказаться пережитков, только бывшие оппозиции, воспроизводит традиционно, в силу естественной неприступности иного языкового инструмента; с помощью последнего создается новый смысл, для которых старый служит своего рода строительным материалом. ЯКМ формирует тип отношения человека к миру, нормы поведения, способ восприятия и организации («концептуализации») мира. Это единственная система взглядов, своего рода коллективная философия, которая присутствует в качестве обязательного для всех носителей языка — «пространство значений» (по А. Н.Леонтье ным), то есть закрепленные в языке концепты, отражающие этнокультурный опыт, уклад говорящих на языке. Это совокупность знаний о мире, отраженных в лексике, фразеологии, грамматике. Срок ЯКМ — метафора, потому что в реальности специфические особенности национального языка, в которых зафиксирован уникальный общественно-исторический опыт национальной общности людей, создают для носителей этого языка не какую другую картину мира, отличную от объективно существующей, а только специфическую окраску этого мира , обусловленную национальной значимостью предметов, явлений, процессов, выборным отношением к ним, порождается спецификой деятельности, образа жизни и национальной культуры народа. Неотъемлемым элементом ЯКМ языковая личность, трактуется по-разному. Примем 3-уровневую модель языковой личности Ю. Н.Караулова: 1. Вербально-семантический уровень отражает степень владения обыденным языком; 2. Когнетивний — происходит актуализация и идентификация релевантных знаний и представлений, присущих социума; 3. Выше — прагматичный, содержит характеристику мотивов и целей, движущих развитием языковой личности. Именно на уровне языковой личности оказываются как национально-культурная специфика языковой личности, так и национально-культурная специфика самого общения. Параметры языковой личности только начинают разрабатываться. Она характеризуется определенным запасом слов, имеющих тот или иной ранг частотности употребления, заполняющих абстрактные синтаксические модели. Если модели достаточно типичны для представителя определенного языкового коллектива, то лексикон и манера говорения могут указывать на его принадлежность к определенному социуму, свидетельствовать об уровне образованности, тип характера, указывать на пол и возраст. Соответственно различаются женская и мужская языковые личности, женские и мужские особенности речевого поведения, стереотипы. Они находят отражение в языке, в значениях синтаксических единиц, в фразеологизмах, в паремиологичного фонде, текстах. Гендерная идентификация личности заключается в языковой системе, речевой деятельности и особенностях коммуникации. В любом обществе, исследуемой-кая социально-функциональные стратификации языка, язык, использует гендерный признак, связывается с определенными стереотипами роли мужчин и женщин в обществе. Принято считать, что в языке фиксируется концептуальная картина мира, присущая массовой «наивной» сознания. Если индивидуальное сознание под влиянием реальной ситуации может быть готова воспринимать принципиально новые ценности, строятся не на иерархической бинарной оппозиции статей, а на идеях «плюративности», «поливариантности» гендера, то массовое сознание не готова к отказу от традиционных представлений. Вывод: речь фиксирует традиционную патриархальную концептуальную модель гендера, основанную на иерархической оппозиции статей, закрепляя не просто биологическое различие полов, но социально дискриминационное различие — сексизм. Такую модель можно назвать стереотипным, исходя из распределения многих авторов идеи о том, что стереотип — это прежде всего представление о действительности с позиций «наивной» обыденного сознания. За «КСКТ», стереотип определяется как «стандартная мысль о социальных группах или об отдельных лица как представителей этих групп в форме обобщения, с эмоциональной окраской, предписывающий определенном класса лиц определены свойства или установки». Когнитивной функцией стереотипа является генерализация при составлении информации, выделении «своего» в противовес «другом», разграничение «внутригруппового» и «позагрупового». Оценки стереотипов чаще всего несет негативный характер, так как с понятием нормы связано количественное перегрузки негативной оценки над положительной ". Важно учитывать, что стереотипы, с одной стороны, культурно обусловлены, а с другой — познаются индивидом в соответствии с его личного опыта. Стереотип есть какой-то фрагмент картины мира, которая существует в сознании. Это обусловлено национально-культурной спецификой представление о предмете или ситуации, реализовано в языковом смысле. На языковом уровне стереотипы определяют языковую форму их выражения. Итак, стереотип соотносится с единицами языка, представляющих национально-культурно маркированные представление о сущности при определенной предсказуемости ассоциативных связей. Традиционное распределение социальных ролей мужчин и женщин, в первую очередь, связан не с неотъемлемыми характе — ристики субъектов двух статей, а с убеждениями, которые ассоциируются с категориями мужчин и женщин. В результате анализа коннотаций языковых единиц можно получить представление о стереотипах массового сознания членов определенного этнокультурного социума, в частности, о гендерных стереотипах. Вывод: на концептуальном уровне гендерный стереотип можно определить как совокупность наиболее общих представлений о качествах, атрибуты, модели поведения и социальные роли, совместимых или несовместимых с воображением тех, кого общество определяет как мужчин и женщин, в массовом сознании определенного лингвокультурного социума на выдающемуся историческом этапе его развития. На языковом уровне стереотипы следует рассматривать как систему знаков, вербально репрезен-тують некоторое «представление» о фрагменте внеязыковой действительности. Обусловленные различными социумами, гендерные стереотипы проявляются в виде смысловых трудностей при осуществлении перевода. Типичные неточности перевода, связанные, например, с переводом сравнений, имеющие в разных культурах различия в гендерных аспектах, ведущих к искажению смысла. Если сопоставить поэтическое сравнение «... her eyes were the transparent blue of a thrush's eggs» (роман В. Картланд «A Shaft of Sunlight»), очень распространенное в рамках англоязычной культуры, и текст русскоязычного перевода Н. Рамазановой, неудача переводчика видимая именно из-за недотры-ния гендерного аспекта, что привело к созданию неадекватного по значению сравнения с некорректным оттенком: «Виконта поразило солнечный свет ее волосы, голубой глаз, сравнимое только с нежной голубизной яиц дрозда». Несоблюдение в подборе гендерных Овертон дает неприемлемые соответствия. Так, метафора в романе «The Lovely Liar», где влюбленные дамы сравниваются со спелыми персиками для носителя современного английского языка вполне понятна, так как одно из дополнительных значений лексемы «peach» — «красавица», а другое — «первый сорт»: " Women adored him and fell into his arms like ripe peaches «-» Женщины обожали его и падали в его объятия как перезрелые персики "(перевод М. Кузинои). Отягощенная эпитетом «перезрелые», фраза вызывает скорее противоположные ассоциации. При переводе лексемы «love-bird» — «попугайчик» С. Горячева и С. Сакин, учитывая гендерную специфику русского языка, применили прием генерализации: «Вот и маленькая птичка, что меня интересует». Но, к сожалению, в этом случае были потеряны ассоциации, внесенные в оригинал корнем «love» — «любовь». Примеры подтверждают важность учета гендерных аспектов в теории перевода, является очень интересной и достаточно сложной переводческой проблемой, изучать которую переводчик обязан для создания эквивалентного ценного литературного произведения на языке перевода. Наряду с гендерными признаками единиц фонетико-фонологического уровня не менее перспективным предлагается анализ гендерных признаков единиц других языковых уровней, в частности, лексического и грамматического. Род является грамматической категорией, присущей различным частям речи и составленной в распределении слов по двум или трем классам, традиционно относительными с признаками пола или их отсутствие. Эти классы принято называть мужской, женский и средний род. Категория рода является характерной чертой грамматического строя индоевропейских языков. Развитие аналитизму в английском языке привел к разрушению словоизменения и потере родовых противопоставлений в именах. Таким образом, род превратился в скрытую категорию, проявляется только через анафорический местоимения he, she, it («он», «она», «оно»). В дихотомии мужской — женский род в современном английском языке, в отличие от русского языка, в которой род имен существительных познается или их значением, или их окончанием, род имен существительных познается только по их значению. Названия лиц мужского пола относятся к мужскому роду; вместо них употребляется местоимение Hе: — Where is your brother? — He is in the library. Названия лиц женского пола относятся к женскому роду; вместо них употребляется местоимение she: My sister said that she would go there tomorrow. Ряд имен существительных, обозначающих живые существа, может относиться как к мужскому, так и к женскому роду: pupil, friend, teacher, cousin, wolf др. Когда хотят указать, к какому полу относится лицо или животное, тогда к существительному добавляется слово, указывающее на пол: a boy — friend, а girl — friend; а he — cousin, а she — cousin; а he — wolf, а she — wolf. Ряд имен существительных женского рода образуется от соответствующих существительных мужского рода путем добавления суффикса — ess: host — hostess; роеt — роеtess. Таким образом, из приведенных выше классических положений гендерного признака в английском языке, очевидно, что, как и во многих индоевропейских языках, нейтральными словами, обозначающими лиц обоего пола, есть слова мужского рода. Образование слов женского рода производится от слов мужского рода, например, с добавлением некоторых суффиксов. Это основное положение и вызывает негативное отношение со стороны группы прогрессивных лингвистов, борющихся за просмотр гендерного признака в английском языке. Так, они считают, что практика закрепления мужского рода по нейтральными понятиями связана с наличием предубеждений в английском обществе в ходе его исторического развития, когда оно было «обществом для мужчин» с доминантой патриархата, что не могло не отразиться на эволюции английского языка. Общеизвестные и популярные рекомендации англоязычных лингвистов (C. Jacobson, J. Redfern, B. Sorrels, D. Spender), предложивших выдающиеся изменения в сфере деловой лексики. Поскольку слово «man» в английском языке имеет два значения — human being или male human being, считается, что использование слова «man» как родильного термина привело к исключению из повседневной частотного потребления слова «woman», что является следствием искаженного представления заниженной роли женщины в английском обществе. В качестве примера, иллюстрирующего это положение, приводится утверждение, что несет в себе в определенной степени элемент несоответствия реальной действительности: «As with other mammals, men suckles his young». (Здесь «man» переводится как «человек», но это, с точки зрения вышеуказанных лингвистов, противоречит здравому смыслу). В этом случае речи, использует гендерные признаки, предоставляется связанным с определенными стереотипами роли мужчин и женщин в англоязычном обществе. Использование для обозначения лиц женского пола слов, относящихся к живым существам на более ранней стадии их развития, усиливает стереотипный взгляд на предупреждение, согласно которому ум женщины находится на менее продвинутом ступени формирования. Этот факт и обусловил систему замены слов с родовой признаку «man» на human beings, humankind, men and women, women and men, the individual. Произошло замещение «man» в ряде случаев: The best man for the job на workforce, personnel, the staff, the workers. Manpower — the average person, ordinary people, people in general. businessman, businesswoman, foreman, policeman, policewoman. Порядок перечисления имен обычно располагается по старшинству. Если же этот порядок по любым причинам не используется, то расположение имен осуществляется в алфавитном порядке. Перечисление — Frank Brown, Miss Smith and Dr. Black — должно выглядеть как Frank Brown, Judy Smith and Ron Black. Рекомендуется избегать таких производных имен существительных для обозначения лиц женского пола, как poetess для поэта и выражений, подобных women doctors, women lawyers, lady artist. Реальным основанием для этого является тот факт, что слова doctor, lawyer, artist обозначают лиц мужского пола. Рекомендуется избегать высказываний, в которых чувствуется «определенное снисхождение»: The girls in the office заменяется на The secretaries, office assistants. The welfare worker is always overworked so he ... заменяется на Welfare workers are always overworked, so they ... Такие неопределенные и отрицательные местоимения, как somebody, nobody, someone могут быть заменены местоимением в множественные they: Anyone who wants his work evaluated should ... заменяется на If a person wants their work evaluated they should ... Следуя рекомендации избегать возврата противопоставлений his (her) или she (he), приходится менять целый отрывок текста: Each student is responsible for publications on loan to him. He must return them to the library by the due date. — Заменяется на: Students have responsibility for publications taken out on loan, which must be returned to the library by the due date. Есть случаи вариативности history — herstory, theirstory. Рекомендуется также избегать гендерного признака при описаниях. Cautious men and timid women заменяется на: Cautious men and women, cautious people, timid men and women, timid people. Ambitious men and aggressive women — на Ambitious men and women, ambitious people, aggressive men and women, aggressive people. Кроме этого, есть тенденция замены определенных сроков с выраженной гендерному признаку на срок без этого признака. Происходит замена местоимения he с помощью трансформации фразы во множественном числе. В результате ряда нововведений в области гендерной проблематики, в современной англоязычной специальной литературе можно фиксировать появление таких терминов, как "гендерно нейтральный язык» (Gender Neutral Language), синонимический ему термин «безгендерна язык» (Non-Gender Specific Language). В заключение следует сделать вывод о том, что язык и общество всегда составляли неразрывное единство. В результате изменения роли мужчины и женщины в современном обществе в ряде стран некоторые англоязычные языковеды предлагают ввести выдающиеся изменения как в лексическую, так и в грамматическую материю языка, которые, по нашему мнению, весьма обоснованно прежде привнесением в язык категории большей нейтральности с позиции гендера. В связи с интенсивным функционированием гендерного признака в английском языке на уровне фонетики, лексики и грамматики лингвистам следует обращать особое внимание на фиксацию важных языковых и речевых изменений, связанных с изменением представления о ролевые функции мужчин и женщин в современном обществе.

Обсуждение закрыто.